PostHeaderIcon Мода на отделочный камень. Часть 1


Мода на отделочный камень. Часть 1Оговоримся сразу: геологические (минералогические) и товарные наименования того или иного вида камня могут различаться. Скажем, геолог не знает такого камня - ракушечник, а строители его применяют, называя ракушечником род мягкого известняка, в котором много раковин окаменелостей. Доломиты тоже будут названы при продаже известняком, а шокшинский кварцитопесчаник - порфиром, притом, что кварцитопесчаник - это почти чистый кварц, а настоящий порфир - это горная порода вулканического происхождения. Эти наименования не противоречат друг другу, просто они существуют в разных профессиональных и научных средах. Кстати, один из признаков серьёзного продавца в том, что он, кроме товарного, указывает и минералогический термин.


Песчаник российский, но польский
Песчаник стал использоваться в облицовке зданий Петербурга и других крупных городов Северо-Запада России достаточно поздно - с середины XIX века. Этот материал характерен тем, что достаточно пластичен, на нём возможно выполнять сложные орнаменты, наносить различные изображения. Конечно, относительная мягкость камня может быть и недостатком: при недостаточном уходе в агрессивной городской среде он может «заболеть» и начать разрушаться. К сожалению, собственным песчаником, который можно было бы использовать при отделке зданий, наш регион похвастаться не может. Встречающиеся в литературе упоминания о «дореволюционном российском песчанике» объяснимы очень просто: в состав Российской империи входила Польша, на территории которой и добывался самый известный в Петербурге отделочный песчаник (Болеславец, Кельце, Радом). Также привозили декоративный песчаник и из Германии (Вюрцбург). Камень транспортировали по железной дороге, поэтому стоил он не очень дорого.

Материал бывал разного тона: серовато-белый (особняк Безобразовой на Моховой, 34), красный и желтовато-зелёный (дворец Великого князя Михаила Михайловича на Дворцовой, 8), жёлтого, зеленовато-жёлтого, кирпично-красного (Русский для внешней торговли банк на Б. Морской, 32). Очень интересен фасад Училища барона Штиглица - он весь отделан песчаником с резьбой. Песчаник легче гранита по весу и значительно легче в обработке. Из этого камня можно было получать фасадные скульптуры куда более тонкой прорисовки, нежели из гранита. Как ни странно, но, по заключению геолога, профессора Андрея Булаха, песчаник неплохо выдерживает агрессивную среду мегаполиса, если с ним поступать грамотно, а не красить тупо, как забор. Увы, встречаются и такие примеры варварства: когда под видом реставрации природному камню наносят непоправимый ущерб.

Но, конечно, камень этот в декоративном убранстве не вечен, у него тоже есть болезни. Одна из них - затвердевание оболочки, вызванное растворением минерала и оседанием его рядом с поверхностью. Поверх ослабленной сердцевины образуется твёрдая корка, при этом песчаник внешне кажется абсолютно невредимым. Но лишь только будет повреждена корка, камень стремительно рассыплется.

Порфир разного цвета
Рассказывая о мраморе, мы упоминали незавидную судьбу многих мраморных карьеров. Попытка добыть сразу много камня взрывным методом подчас приводила к тому, что весь монолит шёл трещинами, и невозможно было добыть ни одной целой плиты. Сходным образом обошлись у нас и со знаменитым шокшинским кварцитопесчаником, названным за свой цвет порфиром. Необдуманная добыча и особенности породы привели к самой примитивной форме использования этого уникального камня. Для того чтобы вы могли оценить его уникальность, можно привести в качестве примера одно знаменитое изделие из него -гробницу Наполеона в Париже (она даже на фото производит впечатление, а уж вживую и подавно). Из порфира же сделала облицовка Мавзолея Ленина.

Сейчас, вследствие того, что взрывы при добыче нарушают целостность монолита, а шокшинский порфир на 98% состоит из кварца, его в основном пускают на брусчатку, щебень, хотя делают из него, конечно, и мелкие отделочные материалы. Но, увы, китайские и индийские камни нынче намного дешевле наших, так что не очень-то востребован в отделке удивительно прочный и красивый шокшинский кварцитопесчаник. Считается, что наш камень слишком уникальный, чтобы быть дешёвым. В дореволюционном Петербурге его использовали только дважды. Сначала он пошёл на главный фасад Инженерного замка - где над мраморными колоннами идёт фриз со словами «Дому твоему подобаетъ святыня Господня въ долготу дней». Затем его использовали на пьедестале памятника Николаю I на Исаакиевской площади. Вся средняя часть пьедестала сделана из порфира, на нём расположены горельефы со сценами из времён царствования императора. В советское время порфир появился в постаменте под бронзовым бюстом Галины Улановой в Московском парке Победы.

В то же время можно встретить сведения, что высокая ваза у Карпиева пруда в Летнем саду - тоже из порфира. В реальности это крупнозернистый диабаз из Швеции, но его называют эльфдаленским порфиром - по городу Эльфдалену, возле которого и добывался этот камень, в основном, красновато-сургучного цвета. В этом городе есть даже «Музей порфира», где представлены не только изделия из камня, но и старинные инструменты для его обработки. Многочисленные порфиры из античных времён происходят из месторождений Египта (долина Нила близ Асуана), это вулканическая порода.

Есть порфиры серо-чёрного цвета - в Петербурге было несколько таких ваз-кратонов. На Урале один из демидовских заводов с 1786 года обрабатывал местный чёрный порфир, в дальнейшем производство стало называться Колыванской шлифовальной фабрикой. Там производились сначала разные небольшие предметы - вазы и чаши, а затем было открыто .месторождение на реке Кор-гон, где стали брать так называемый «античный порфир» - серо-фиолетовый. Петербургские зодчие успешно применяли его в отделке интерьеров, в частности, известно его использование Андреем Воронихиным и Карло Росси. Другие уральские порфиры имели ровный красный или зелёный цвет. Кяк видим, под это «торговое» название подходит довольно много пород камня.

Мы же ведём речь только о шокшинском кварцитопесчанике. Добывают его у нас в одном месте - в карьере у села Шокша на берегу Онежского озера в Южной Карелии. В озеро спускаются порфировые скалы - конечно, они не такие яркие, как обработанный отделочный камень, но на фоне воды и неба выглядят волшебно. А в окрестных сёлах асфальт на центральной улице имеет необычный красноватый оттенок. Если присмотреться, то в нём хорошо видна крошка из кварцитопесчаника. Вот как здесь богато живут: порфир в асфальт сыплют. А на местных погостах можно встретить надгробия из шокшинского кварцита - у простых крестьян, которые составляли основную массу здешнего небогатого населения. Используют порфир и при реставрации, в частности, для работ в Александро-Свирском монастыре привезли довольно много этого камня, но в основном он пошёл на мощение территории.

 

Бесплатный расчет стоимости строительства и ремонтных работ

«СтройБиржа» - Бесплатный расчет стоимости строительства и ремонтных работ

Рейтинг@Mail.ru