Что надо знать о камне. Часть 2


Что надо знать о камне. Часть 2Известковый туф
Нельзя не упомянуть ещё об одном камне, который применяется в качестве отделочного материала - это известковый туф, или травертин. Наиболее известный карьер по добыче в наших краях травертина - это Пудостский карьер, который был назван по протекающей рядом речке Пудость. Теперь Пудость называют Ижорою. Главное отличие травертина от известняка - он достаточно молод. Возраст пудостских (не пудожских! пудожский камень - это карельский гранит!) травертинов - не более 10 тысяч лет. Он легко режется ножом, пока он свежий, но на воздухе быстро затвердевает, со временем окисляется и становится более серым, а не таким жёлтым и солнечным, каким вы его увидите в карьере.


Пудостским камнем облицован Казанский собор в Петербурге, он же использован на въездных воротах и мостах в Гатчине, на мощной ограде в парке Сильвия, он же шёл на скульптуру, например, у Ростральных колонн. Сейчас карьер также заброшен, но в разных местах можно встретить свежие следы выпила блоков камня, сделанные обыкновенной бензопилой.

Мрамор
Наиболее популярным облицовочным материалом конца XVIII-XIX веков был мрамор. Это самый что ни есть прямой родственник известняков. Можно даже сказать, что это и есть известняк, только прошедший хорошую термальную обработку. Самые востребованные в Петербурге сорта мрамора поставлялись из двух мест в Карелии - Рускеала и Тивдия. Про Рускеальский мраморный карьер недалеко от Сортавалы написано много, а вот про мраморные карьеры Тивдии мало кому известно. Расположены они в Кондопожском районе у сёл Тивдия и Белая Гора. Впервые эти ломки упоминаются в 1757 году, они сразу стали государственными. В течение первых 12 лет они находились в ведении канцелярии Олонецких Петровских заводов. Затем их передали в комиссию по строительству Исаакиевского собора, и в них началась активная добыча мрамора редкой для России цветовой гаммы.

Все тивдийские мраморы выдержаны в розовато-красноватах тонах (в отличие от серо-белого рускеальского), да ещё с большими примесями кварца. Надо очень потрудиться, чтобы суметь обработать такой плотный мрамор, но зато обработанная поверхность этого стоит! За годы работы вокруг было обнаружено ещё несколько месторождений. Число карьеров выросло до 13, в них добывали мрамор с 31 цветовым оттенком. Именно этот мрамор можно увидеть в отделке Мраморного дворца, Исаакиевского и Казанского соборов, а также во многих других домах и дворцах нашего города.

Прекратили добычу мрамора уже в XIX веке - даже слабые взрывы повреждают твёрдый, по хрупкий мрамор. Самый же последний «аккорд» прозвучал уже в 1970-х годах, когда сделали очередную попытку отколоть крупный кусок мрамора. Заложили взрывчатку, чтобы понадёжнее, провели провода, крутанули машинку и... получили кучу щебня и груду непригодных треснувших блоков. С тех пор карьер окончательно заброшен и помнят о нём только геологи да туристы. Последние исследования в 1984 году показали, что в старом карьере на Белой Горе весь мрамор покрыт трещинами. Нужно разрабатывать новые карьеры, немного в стороне, но там частная земля, куда не пускают даже геологов. А обычные туристы вообще смотрят на мраморные скалы через проточное озеро со стороны села Белая Гора.

Диабаз
Карьер габбро-диабазов в Щелейках постигла та же участь: камень в основном используется на щебень, куда реже - на брусчатку, хотя именно онежский диабаз лежал на петербургских мостовых и до недавнего времени сохранялся между трамвайными путями. В соседней Карелии работают по-другому: диабаз откалывают большими блоками и тогда из них можно делать то, что хочется. Здесь взрывали и будут взрывать дальше. Путь к этим скалам совсем непрост: дороги перекрыты карьером немецкого собственника, где активно идёт производство щебня. Есть, конечно, тайные тропы, позволяющие пробраться на территорию памятника природы, к самим 40-метровым отвесным скалам, и послушать диабазовый звон. Эта удивительная особенность камня - когда идёшь по осыпи из диабазовых осколков, такое ощущение, что ты находишься на горе битой фарфоровой посуды.

Этот звук под ногами вызывает удивительные чувства, разве может камень так звучать? Попробуйте ударить молотком по здоровому куску диабаза, а он зазвенит, как будто вы ударили по фарфоровой чашке. Разные по величине и форме куски издают разные по высоте и тембру звуки, так что при наличии времени и музыкального слуха можно смастерить диабазовый ксилофон и сыграть на нём эпитафию щелейкинским скалам. Выбирайте тот камень, который вам больше нравится, и не забывайте, что для разных целей нужны и разные породы камня.

 

 

Бесплатный расчет стоимости строительства и ремонтных работ

«СтройБиржа» - Бесплатный расчет стоимости строительства и ремонтных работ

Рейтинг@Mail.ru